Skip to content

Диоген о Диогене

Кто-то попрекал его порчей монеты. «То было время, сказал Диоген, – когда я был таким, каков ты сейчас; зато таким, каков я сейчас, тебе никогда не стать». Кто-то другой попрекал его тем же самым. Диоген ответил: «Когда-то я и в постель мочился, а теперь вот не мочусь».

Придя в Минд и увидев, что ворота в городе огромные, а сам город маленький, он сказал: «Граждане Минда, запирайте ворота, чтобы ваш город не убежал». Увидев однажды, как поймали человека, воровавшего пурпур, он сказал:

Очи смежила пурпурная смерть и могучая участь 74.

В ответ на приглашение Кратера явиться к нему 75 он сказал: «Нет уж, лучше мне лизать соль в Афинах, чем упиваться в пышных застольях Кратера». Однажды он подошел к ритору Анаксимену, который отличался тучностью, и сказал: «Удели нам, нищим, часть своего брюха, этим ты и себя облегчишь, и нам поможешь». В другой раз среди его рассуждений он стал показывать его слушателям соленую рыбу и этим отвлек их внимание; ритор возмутился, а Диоген сказал: «Грошовая соленая рыбка опрокинула рассуждения Анаксимена».

Однажды его упрекали за то, что он ел на площади; он ответил: «Голодал ведь я тоже на площади». Некоторые относят к нему и такой случай: Платон, увидев, как он моет себе овощи, подошел и сказал ему потихоньку: «Если бы ты служил Дионисию, не пришлось бы тебе мыть овощи»; Диоген, тоже потихоньку, ответил: «А если бы ты умел мыть себе овощи, не пришлось бы тебе служить Дионисию» 76.

Ему сказали: «Многие смеются над тобою». Он ответил: «А над ними, быть может, смеются ослы; но как им нет дела до ослов, так и мне – до них». Увидев мальчика, занимавшегося философией, он воскликнул:

«Славно, философия! любителей тела ты возводишь к красоте души».

Кто-то удивлялся приношениям в Самофракийской пещере 77. «Их было бы гораздо больше, – сказал Диоген, – если бы их приносили не спасенные, а погибшие». Впрочем, некоторые приписывают это замечание Диагору Мелосскому.

Хорошенькому мальчику, отправлявшемуся на пирушку, он сказал: «Сейчас ты хорош, а вернешься поплоше». Вернувшись, мальчик сказал ему на следующий день: «Вот я и вернулся, а не стал поплоше». – «Не стал лошадь, так стал кентавр» 78, – ответил ему Диоген.

Однажды он просил подаяния у человека со скверным характером. «Дам, если ты меня убедишь», – говорил тот. «Если бы я мог тебя убедить, – сказал Диоген, – я убедил бы тебя удавиться». Однажды он возвращался из Лакедемона в Афины; на вопрос: «откуда и куда?» – он сказал: «Из мужской половины дома в женскую» 79.

Возвращаясь из Олимпии, на вопрос, много ли там было народу, он ответил: «Народу много, а людей немного».

Расточителей он уподоблял смоковницам, растущим на обрыве, плоды которых недоступны людям и служат пищей воронам и коршунам. Говорят, что, когда Фрина посвятила в Дельфы золотую статую Афродиты, он написал на ней: «От невоздержности эллинов».

Однажды Александр подошел к нему и сказал: «Я – великий царь Александр». – «А я, – ответил Диоген, – собака Диоген». И на вопрос, за что его зовут собакой, сказал: «Кто бросит кусок, – тому виляю, кто не бросит – облаиваю, кто злой человек – кусаю».

Как-то раз он обирал плоды со смоковницы; сторож сказал ему: «На этом дереве недавно удавился человек». – «Вот и я хочу его очистить», – ответил Диоген. Увидев олимпийского победителя, жадно поглядывающего на гетеру 80, он сказал: «Смотрите на этого Аресова барана: первая встречная девка ведет его на поводу». Красивых гетер он сравнивал с медовым возлиянием подземным богам 81. Когда он завтракал на площади, зеваки столпились вокруг него, крича: «Собака!» – «Это вы собаки, – сказал Диоген, – потому что толпитесь вокруг моего завтрака». Двое мягкозадых прятались от него. «Не бойтесь, – сказал он им, – собака свеклы не ест». На вопрос, откуда родом был один мальчик, он сказал: «Из тегейского блудилища» 82.

Увидев борца-неудачника, который занялся врачеванием, он спросил его: «Почему это? Или ты хочешь этим погубить тех, кто когда-то одолевал тебя?» Увидев сына гетеры, швырявшего камни в толпу, он сказал: «Берегись попасть в отца!» Мальчик показал ему собаку, подаренную ему любовником. «Собака-то хороша, – сказал Диоген, – да повод нехорош» 83. Люди хвалили человека, который подал ему милостыню. «А меня вы не похвалите за то, что я ее заслужил?» – спросил Диоген. Кто-то требовал с него плащ: «Не дам, – сказал Диоген, – если ты его мне подарил, он у меня в собственности, если ссудил, он у меня в пользовании». Один подкидыш ему сказал: «А у меня в плаще золото». «То-то ты его ночью под себя подкидываешь», ответил Диоген.